?

Log in

No account? Create an account

June 18th, 2019

по итогам тренинга

1. "На нее плюнули, а она смеется". То, что отыгрывал протагонист, я могла воспринять только как стокгольмский синдром. Отец объяснял маленькой дочери, как ее унизила грубая выходка ровесника, и как он (отец) ее за это презирает. Объяснял не столько словами, сколько жестами, дерганьем за руку, перекошенным лицом. А девочка чувствовала... радость и гордость. Отец обращает на нее внимание, заботится о ней, учит ее. Девочка считала отца самым близким человеком, единственно близким по сути. Самое страшное, что так оно и было. Во взрослую жизнь потянулось муторное представление о том, чего следует ждать от близких людей, и если девочка не видела подобной реакции, она ее старалась вызвать, иначе не могла считать человека близким.
Долгая, вязкая психодрама. С этой психикой нужно было обращаться очень осторожно, она и так на грани. Притом что протагонист вполне социализирован в других областях, не касающихся взаимоотношений с близкими. Здесь не нужно ждать быстрого результата, главное, чтобы работа шла постепенно, но постоянно.
2. "Неадекватный" выплеск гнева. Протагонист отыгрывал довольно обычную неприятную бытовую ситуацию - разборки в очереди, кто-то лезет вперед, кто-то теряется... Свое состояние он определил как сочетание накопленной усталости, обиды, страха (не успеть вовремя было чревато) - и в результате прорвался гнев, сильный настолько, что вслед за ним возникло сильнейшее чувство стыда за "потерю лица". Протагонист хотел разобраться именно со стыдом, но для начала ему дали возможность выразить в полной мере именно гнев. Спортивный снаряд, используемый для этой цели в психодрамах, протагонист измочалил :) На отыгрыш стыда уже не хватило ни времени, ни сил. В следующий раз.
(Позже протагонист сообщил, что трое суток подряд после психодрамы он при любой возможности проваливался в глубокий крепкий сон, махнув рукой на все дела :) Организм взял свое.)